Одной из важных черт современной историографии является проблематизация универсальной природы научного знания как такового. В последнее время появилось довольно много исследований, где на разном материале от античности до наших дней рассматриваются вопросы, связанные с региональными особенностями производства и циркуляции знания, и делается вывод о том, что производство и потребление знаний всегда контекстуально, то есть обусловлено и временем, и местом [Livingstone D. Putting Science in its Place: Geographies of Scientific Knowledge. Chicago, 2003; Locating Southeast Asia: Geographies of Knowledge and Politics of Space / Ed. by Paul H. Kratoska, Remco Raben, and Henk Schulte Nordholt. Singapore, 2005; Naylor S. Historical geographies of science: Places, contexts, cartographies // British Journal for the History of Science. 2005. Vol. 38. P. 1–12; Powell R.C. Geographies of science: histories, localities, practices, futures // Progress in Human Geography. 2007. Vol. 31. No. 3. P. 309–329; Raj K. Relocating Modern Science: Circulation and the Construction of Knowledge in South Asia and Europe, 1650–1900. Hampshire, 2007]. Для современных историко-географических исследований характерна констатация существования различных «пространств знания» (spaces of knowledge), в каждом из которых вырабатываются свои концепты и подходы к исследованию тех или иных проблем [Geographies of Science / Ed. by P. Meusburger, D.N. Livingstone, H. Jöns. Heidelberg, 2010].

Сказанное в полной мере относится и к самой исторической географии как научной дисциплине, поскольку она развивалась и продолжает развиваться в русле весьма слабо связанных между собой национальных традиций, в рамках которых историко-географические исследования, в свою очередь, ведутся различными академическими группами историков и географов, практикующими многообразные методологические подходы к дисциплине. Поэтому не случайно, что сегодня нет общепринятого определения предмета исторической географии. Конечно, существует некое идеальное ядро дисциплины, но на практике о современной исторической географии не приходится говорить в единственном числе.

Для историков наиболее очевидна историческая география как «вспомогательная» (или «специальная») историческая дисциплина, позволяющая локализовывать объекты и события, упоминаемые в исторических источниках. Развитие такой исторической географии — очень важная и нужная задача в рамках исторической науки [Подробнее см.: Коновалова И.Г. Историческая география в исследовательском поле исторической науки // Историческая география: Пространство человека vs Человек в пространстве: Материалы XXIII Международной науч. конф. Москва, 27–29 января 2011 г. М., 2011. С. 22–30]. Вместе с тем наряду с исторической географией как вспомогательной дисциплиной — так сказать, исторической географией в узком смысле слова, — есть и другая историческая география, представляющая собой куда более широкое междисциплинарное поле исследований.

Она стала бурно развиваться в последние десятилетия под влиянием так называемого «пространственного поворота» (spatial turn), который произошел в социально-гуманитарном знании в 70–80-е гг. XX в. В результате «пространственного поворота» усилилось внимание к изучению пространственного измерения всех сфер социальной жизни, а само понятие пространства было проблематизировано. Пространство стало рассматриваться как динамическая структура, проявляющаяся через социальные практики [Верлен Б. Общество, действие, пространство. Альтернативная социальная география // Социологическое обозрение. 2001. Т. 1. № 2. С. 26–47; Бедаш Ю. Пространство как проблема постметафизической философии // Топос: Философско-культурологический журнал. 2009. № 1 (21). С. 94–113]. Это, в свою очередь, привело к мультипликации пространств, ставших столь же разнообразными, как и отношения: географическое, историческое, политическое, экономическое, социальное, картографическое, когнитивное, городское, пространство «сетей» и «потоков» и т.п. [Сущность «пространственного поворота» исследована уже во множестве работ разного формата, см. только за последние годы: Ethington Ph.J. Placing the Past: ‘Groundwork’ for a Spatial Theory of History // Rethinking History. 2007. Vol. 11. No. 4. P. 465–493; Finnegan D.A. The Spatial Turn: Geographical Approaches in the History of Science // Journal of the History of Biology. 2008. Vol. 41. P. 369–388; Spatial Turn: Das Raumparadigma in den Kultur- und Sozialwissenschaften / Hg. von J. Döring, T. Thielmann. Bielefeld, 2008; The Spatial Turn: Interdisciplinary perspectives / Ed. by B. Warf, S. Aries. London, New York, 2009; Withers Ch.W.J. Place and the Spatial Turn in Geography and History // Journal of the History of Ideas. 2009. Vol. 70. № 4. P. 637–658; Anderson J., Adey P., Bevan P. Positioning place: polylogic approaches to research methodology // Qualitative Research. 2010. Vol. 10 (5). P. 589–604; Arias S. Rethinking space: an outsider’s view of the spatial turn // GeoJournal. 2010. Vol. 75. P. 29–41; Space, Place, and Power in Modern Russia: Essays in the New Spatial History / Ed. by Marc Bassin, Christopher Ely and Melissa K. Stockdale. DeKalb. IL, 2010; Топос: Философско-культурологический журнал. 2011. № 1 (тема номера — «“Пространственный поворот” в современных социальных и гуманитарных науках»; Трубина Е.Г. Поворот к пространству: Междисциплинарное движение и сложности его популяризации // Политическая концептология. 2011. № 4. С. 34–49 и др.].

Одним из следствий «пространственного поворота» для исторической географии стало существенное расширение ее проблемного поля. Современная историческая география включает в себя вопросы, касающиеся практически всех пространственных аспектов развития человеческого общества и изучения исторических закономерностей в их пространственной форме — таких, как влияние природной среды на пространственное разнообразие исторического процесса, формирование и динамика территориальных различий в жизни общества, исторические изменения окружающей среды и роль в них антропогенного фактора, политические аспекты географических границ, миграции, переселения, завоевания, наследие и идентичность, история коммуникаций и инфраструктуры, география населения и хозяйства, география знания, религии и вообще всего, чего угодно — от здоровья и туризма до подземного и космического пространств (cм., например, разнообразие тем докладов на последних международных конференциях по исторической географии в Киото в 2009 г. и Праге в 2012 г. [Proceedings of the 14th International Conference of Historical Geographers, Kyoto 2009 / Ed. by A. Kinda, T. Komeie, S. Minamide, T. Mizoguchi, K. Uesugi. Kyoto, 2010; XV. International Conference of Historical Geographers. 6.–10.8.2012, Prague, Czechia. Charles University in Prague, Faculty of Science. Book of Abstracts / Ed. P. Chromý, Z. Kučera, L. Jeleček, D. Fialová. Praha, 2012], а также на оглавление последнего издания книги «Ключевые понятия в исторической географии» [Morrissey J., Nally D., Strohmayer U., Whelan Y. Key Concepts in Historical Geography. London, 2012]).

В российском ландшафте историко-географических исследований одним из «пространств знания» является Институт всеобщей истории РАН, где сформировалась своя школа изучения историко-географических проблем. Несмотря на то, что специальное подразделение — центр исторической географии и картографии — было создано в институте лишь в 2009 г., исследования в области исторической географии имеют в ИВИ РАН давнюю традицию. Вопросы, имеющие либо непосредственное отношение к историко-географической проблематике в ее современном понимании, либо тесно соприкасающиеся с нею, прямо или косвенно затрагиваются в работах многих сотрудников института, специализирующихся в самых разных областях — прежде всего истории Древнего мира и Средних веков, а также Новой и Новейшей истории. Целый ряд историко-географических проблем в институте изучен монографически, как то: способы восприятия и презентации пространства в античных и средневековых географических сочинениях и на картах [Подосинов А.В. Ex Oriente lux! Ориентация по странам света в архаических культурах Евразии. М., 1999; Подосинов А.В. Проблемы исторической географии Восточной Европы (античность и раннее средневековье). Lewiston; Queenston; Lampeter, 2000; Джаксон Т.Н. Austr í Görđum: Древнерусские топонимы в древнескандинавских источниках. М., 2001; Древнейшие государства Восточной Европы. 2003 год: Мнимые реальности в античных и средневековых текстах / Отв. ред. тома Т.Н. Джаксон. М., 2005; Древнейшие государства Восточной Европы. 2006 год: Пространство и время в средневековых текстах / Отв. ред. тома Г.В. Глазырина. М., 2010; Карпюк С.Г. Климат и география в человеческом измерении (архаическая и классическая Греция). М., 2010; Джаксон Т.Н., Коновалова И.Г., Подосинов А.В. Imagines mundi: Античность и средневековье. М., 2013]; география трансконтинентальных и локальных торговых путей Древности и Средневековья [Джаксон Т.Н., Калинина Т.М., Коновалова И.Г., Подосинов А.В. «Русская река»: Речные пути Восточной Европы в античной и средневековой географии. М., 2007; Бухарин М.Д. Аравия, Восточная Африка и Средиземноморье: Торговые и историко-культурные связи. М., 2009; Древнейшие государства Восточной Европы. 2009 год: Трансконтинентальные и локальные пути как социокультурный феномен / Отв. ред. тома Т.Н. Джаксон. М., 2010]; феномен контактных зон [Арутюнова-Фиданян В.А. Армяно-византийская контактная зона (X–XI вв.). Результаты взаимодействия культур. М., 1994; Арутюнова-Фиданян В.А. Повествование о делах армянских. VII век. Источник и время. М., 2004], современные геопространственные концепции постсоветской Евразии [Улунян Ар.А. Новая политическая география. Переформатируя Евразию. Историзированные зарубежные геоконцепты. Конец XX – начало XXI в. М., 2009].

Почти все эти исследования роднит одно обстоятельств, а именно — их источниковедческий генезис. На первый взгляд, в этом нет ничего оригинального: историческая география и выросла из практики изучения и комментирования древних текстов, служивших основным источником для реконструкций cначала античной и библейской, а затем и средневековой географий европейскими учеными XIV–XVIII вв. В дальнейшем следование этой традиции (при расширении временных рамок исследования на Новое и Новейшее время) обеспечило развитие исторической географии как «вспомогательной» исторической дисциплины в лоне исторической науки. Однако особенностью, позволяющей говорить о наличии у историко-географических исследований в ИВИ РАН своего «почерка», является то, что изучение историко-географических сюжетов в институте вышло за рамки источниковедения в междисциплинарную проблематику, связанную с изучением различных пространств. Причем это произошло не столько в результате привнесения в источниковедение извне новой парадигмы, связанной с «пространственным поворотом», сколько естественным образом, по внутренней логике источниковедческих исследований.

Говоря о внутриинститутской «географии» историко-географических штудий, в первую очередь, следует упомянуть группу исследователей, так или иначе связанных с подготовкой Свода «Древнейшие источники по истории Восточной Европы» (до 1993 г. — «Древнейшие источники по истории народов СССР») [Деятельность коллектива, занятого подготовкой Свода, подробно освещена в недавней статье руководителя данного проекта: Мельникова Е.А. «Исторический источник неисчерпаем»: К 40-летию школы В.Т. Пашуто // Средние века. М., 2008. Вып. 69 (3). С. 9–45. Там же приведена и библиография выпусков Свода по состоянию на 2008 г., к которой теперь можно добавить еще один выпуск: Коновалова И.Г. Восточная Европа в сочинениях арабских географов XIII–XIV вв.: Текст, перевод, комментарий. М., 2009]. Работа по переводу и комментированию античных и средневековых текстов (на древне- и среднегреческом, латинском, древнескандинавском и арабском языках) потребовала, прежде всего, локализации упоминаемых в источниках топонимов, но в дальнейшем оказалось, что для адекватного понимания источника требуется большее — реконструировать картину мира, которой руководствовался тот или иной древний автор.

Это вывело на проблематику «воображаемой географии», или «ментальных карт», то есть субъективных представлений человека или группы людей о части окружающего пространства и его культурной концептуализации. Почти все имеющиеся в мировой науке крупные исследования ментальных карт оперируют источниками, относящимися к периоду Нового и Новейшего времени [Said E.W. Orientalism: Western Conceptions of the Orient. New York, 1978; Inden R. Imagining India. Cambridge, Mass., 1990; Wolff L. Inventing Eastern Europe: The Map of Civilization on the Mind of the Enlightenment. Stanford, 1994; Todorova M. Imagining the Balkans. New York, 1997; Neumann I.B. Uses of the Other: “The East” in European Identity Formation. Minnesota, 1998; Gerber H. Remembering and Imagining Palestine: Identity and Nationalism from the Crusades to the Present. New York, 2008 и др.], поэтому для анализа сведений античных и средневековых памятников потребовалось разработать специальные методики. Они позволили раскрыть природу пространственных представлений, отраженных в текстах и на картах древних и средневековых авторов [Джаксон Т.Н. Ориентационные принципы организации пространства в картине мира средневекового скандинава // Одиссей: Человек в истории. 1994. М., 1994. С. 54–64; Джаксон Т.Н. «Восточная часть мира»: Ментальная карта средневекового скандинава // Вестник Российского гуманитарного научного фонда. 1997. № 3. С. 62–66; Подосинов А.В. Ex Oriente lux; Джаксон Т.Н., Подосинов А.В. Норвегия глазами древних скандинавов: К вопросу о специфике древнескандинавской ориентации по странам света // Другие средние века: К 75-летию А.Я.Гуревича. М., СПб., 2000. С. 113–132; Подосинов А.В. Пространственные представления тюрков // Туран на старинных картах: Образ пространства — Пространство образов. Алматы; М., 2008. С. 58–65; Подосинов А.В. Время и пространство в архаической картине мира // Интеллектуальные традиции Античности и Средних веков (Исследования и переводы). М., 2009. С. 362–376; Арутюнова-Фиданян В.А. ΧΩΡΑ и ΧΩΡΟΠΟΛΙΣ в «Кавказском досье» Константина Багрянородного // Gaudeamus igitur: Сборник статей к 60-летию А.В. Подосинова / Под ред. Т.Н. Джаксон, И.Г. Коноваловой, Г.Р. Цецхладзе. М., 2010. С. 49–58; Мельникова Е.А. Пространственная ориентация в «Повести временных лет» // Древнейшие государства Восточной Европы. 2006 год: Пространство и время в средневековых текстах / Отв. ред. тома Г.В. Глазырина. М., 2010. С. 73–94], а также показать принципиальную разницу между современной географической номенклатурой и теми топонимами, с которыми сталкивается исследователь античных и средневековых источников. Если современные географические названия точно соответствует какому-то одному конкретному объекту — стране, населенному пункту, реке, озеру или горе, — то у античного или средневекового писателя имя моря, реки, горы или страны может являться умозрительной авторской конструкцией, отражающей прежде всего его собственные представления о физической и этнополитической географии иноземного региона и потому не совпадающей с реальным объектом и не поддающейся непосредственному переносу на карту [Мельникова Е.А. Древнескандинавские географические сочинения: Текст, перевод, комментарий. М., 1986. С. 197–200; Джаксон Т.Н. Русский Север в древнескандинавских сагах // Культура Русского Севера. Л., 1988. С. 58–67; Глазырина Г.В. Исландские викингские саги о Северной Руси: Тексты, перевод, комментарий. М., 1996. С. 37–46, 96–98, 180–181; Джаксон Т.Н. Этот таинственный и загадочный Бьярмаланд // Отечество: Краеведческий альманах. М., 2000. С. 87–102; Коновалова И.Г. Топоним как способ освоения пространства: «Русская река» ал-Идриси // Интеллектуальные традиции Античности и Средних веков (Исследования и переводы), М., 2010. С. 377–412]. Заключение о наличии этой принципиальной разницы позволило по-новому поставить вопрос о методике локализации упоминаемых в источниках географических наименований, то есть отказаться от представления о том, будто за каждым топонимом античного или средневекового источника скрывается какой-либо конкретный географический объект [Джаксон Т.Н. Austr í Görđum; Джаксон Т.Н., Калинина Т.М., Коновалова И.Г., Подосинов А.В. «Русская река»; Коновалова И.Г. Топоним как концепт // Одиссей: Человек в истории. 2007: История как игра метафор: Метафоры истории, общества и политики. М., 2007. С. 212–225; Коновалова И.Г. «Остров русов» как географический образ // Исторический вестник. 2012. № 1. С. 42–53].

Сегодня уже вряд ли кто будет оспаривать утверждение о том, что cочинения средневековых географов и картографов являются их авторскими конструкциями той или иной части мирового пространства. Даже заимствуя материал у своих предшественников, средневековый географ создавал «свое» индивидуальное топонимическое пространство, субъективно считая его реальным. Так, сравнение материалов ал-Идриси (XII в.), Ибн Са‘ида (XIII в.) и Абу-л-Фиды (XIV в.) о Восточной Европе показало, что, несмотря на очевидную связь этих сочинений, к вопросу об их соотношении, вопреки распространенному в историографии мнению, не следует применять категорию «прогресса». Каждый автор «осваивал» это пространство заново, пренебрегая многими сведениями своих предшественников — не случайно, этнополитическая картина Восточной Европы у Ибн Са‘ида и Абу-л-Фиды практически исчерпывается пределами Золотой Орды, несмотря на наличие богатого материала о Руси и Прибалтике в сочинении ал-Идриси. Интерес к тем или иным сведениям ал-Идриси со стороны Ибн Са‘ида или к материалам последнего у Абу-л-Фиды диктовался, главным образом, задачами их собственных сочинений, а также содержанием той информации о Восточной Европе, которая поступала в мусульманский мир по современным каналам, которые для второй половины XIII – первой трети XIV в. были почти целиком связаны с Золотой Ордой [Коновалова И.Г. Восточная Европа в сочинениях арабских географов XIII–XIV вв. С. 86–90].
Сравнительное исследование античных и средневековых гидронимов Восточной Европы позволило представить их не как простую совокупность топонимических данных, а как органичный элемент ментальной карты данного региона, сформировавшейся на базе определенной дискурсивной практики, характерной для греко-римской, арабо-персидской и древнескандинавской традиций [Джаксон Т.Н., Калинина Т.М., Коновалова И.Г., Подосинов А.В. «Русская река»]. Впоследствии исследованию подверглись не только гидронимы, но пространственные картины мира в целом в каждой из указанных культурных традиций [Джаксон Т.Н., Коновалова И.Г., Подосинов А.В. Imagines mundi]. 

Анализ ментальных карт Восточной Европы в различных языковых и культурных традициях показало исключительно важную роль сведений о торговых путях в формировании и трансформации представлений об этом регионе в античных и средневековых источниках. Исследование данной проблематики ведется по двум направлениям. С одной стороны, рассматриваются особенности «путевого» структурирования восточноевропейского пространства в источниках разных традиций [Коновалова И.Г. Волго-Донской путь в арабской географии XII в. // Хазарский альманах. Киев; Харьков, 2007. Т. 6. С. 133–139; Джаксон Т.Н. «Пути» в картине мира средневековых скандинавов // Stratum plus. Культурная антропология и археология. 2005–2009. № 5: Русское время. С. 524–528; Мельникова Е.А. Пути в структуре ментальной карты составителя «Повести временных лет» // Древнейшие государства Восточной Европы. 2009 год: Трансконтинентальные и локальные пути как социокультурный феномен / Отв. ред. тома Т.Н. Джаксон. М., 2010. С. 318–344; Коновалова И.Г. Днепр как путь на восток // Gaudeamus igitur: Сборник статей к 60-летию А.В.Подосинова / Под ред. Т.Н.Джаксон, И.Г.Коноваловой, Г.Р.Цецхладзе. М., 2010. С. 217–224], с другой — изучаются история и география трансконтинентальных и локальных путей Восточной Европы [Мельникова Е.А. Балтийская система коммуникаций в I тысячелетии н.э. // Древнейшие государства Восточной Европы. 2009 год: Трансконтинентальные и локальные пути как социокультурный феномен / Отв. ред. тома Т.Н. Джаксон. М., 2010. С. 43–57; Коновалова И.Г. Пути купцов-русов: Торговля и политика // Электронный научно-образовательный журнал «История». М., 2012. Вып. 5 (13). М., 2012. С. 130–164 (http://mes.igh.ru)].
В настоящее время изучение пространственных образов продолжается применительно к одной из центральных проблем отечественной исторической географии в древности и средневековье, а именно — выяснению генезиса и трансформации образа «Скифия», которому принадлежало ведущее место в восприятии Восточной Европы и России на протяжении многих веков — от зарождения в древнегреческой литературе в VI в. до н.э., через Средневековье, вплоть до Нового времени [Работа выполняется в рамках проекта РГНФ № 11-01-00382а (руководитель — А.В. Подосинов)]. Географическое и историко-культурное содержание этого термина рассматривается как в пространстве, так и во времени, поскольку понятия «Скифия» и «скифы» в своем бытовании в пост-античное время отражали не только изначальные смыслы (государство ираноязычных кочевников-варваров в Северном Причерноморье), но и актуальные для каждой последующей эпохи культурно-этические и геополитические феномены.
Еще один важный аспект исследования ментальных карт разрабатывается в Отделе западноевропейского средневековья и раннего Нового времени на примере городского пространства и особенностей его восприятия самими горожанами. В 2011 г. аспирантом Отдела А.В. Лазаревым была защищена диссертация, посвященная ментальным картам Парижа XVI в. и основанная на изучении пространственной информации, сохранившейся в свидетельствах современников [Лазарев А.В. Городское пространство Парижа XV – первой половины XVII века глазами современников. Автореф. дисс. … канд. ист. наук. М., 2011. См. также: Лазарев А.В. Ментальные карты Парижа XVI в.: Восприятие городского пространства // Средние века: Исследования по истории Средневековья и раннего Нового времени. 2009. Вып. 70 (4). С. 63–94]. Исследование большого количества разножанровых источников — дневников парижан XV–XVI вв., травелогов (дневников путешествий), путеводителей, архитектурно-утопических трактатов, нотариальных актов Парижа, хроник, литературных произведений и карт — позволило, с одной стороны, реконструировать пространство Парижа XVI в., а с другой — выявить базовые черты пространственного менталитета людей той эпохи, в том числе способы «присвоения» городского пространства со стороны властных структур.
Другим перспективным направлением историко-географических исследований является изучение трансграничных пространственных реалий с весьма специфическими, пограничными социо-культурными характеристиками — «контактных зон», то есть мест возникновения синтезных феноменов, формирующихся на базе взаимодействующих социумов. В ИВИ РАН этот вопрос разрабатывается не только в конкретно-историческом [См., например материалы конференции ИВИ РАН, посвященной контактным зонам: Восточная Европа в древности и средневековье: Контакты, зоны контактов и контактные зоны. XI Чтения памяти чл.-корр. АН СССР В.Т. Пашуто. Москва, 14–16 апреля 1999 г. Материалы к конференции. М., 1999], но и в теоретическом плане, главным образом, в работах В.А. Арутюновой-Фиданян, построенных на материале армяно-византийского взаимодействия, в результате которого, по заключению исследовательницы, сформировалась синтезная контактная зона [Арутюнова-Фиданян В.А. Армяно-византийская контактная зона; Арутюнова-Фиданян В.А. Армения и Византия в VII в.: синтезная контактная зона // Византийский временник. 2002. Т. 61 (86). С. 58–60; Арутюнова-Фиданян В.А. Повествование о делах армянских; Арутюнова-Фиданян В.А. К вопросу о синхронизации основных составляющих синтезной контактной зоны (X–XI вв.) // Висы дружбы: Сборник статей в честь Т.Н. Джаксон / Под ред. Н.Ю. Гвоздецкой, И.Г. Коноваловой, Е.А. Мельниковой, А.В. Подосинова. М., 2011. С. 26–34]. Под термином «синтезная контактная зона» понимаются «не просто территории, где существуют, не смешиваясь, этносы и их культурные системы, не анклавы с автономным развитием, а органичная и жизнеспособная структура со своими законами и своеобразием культурного облика. Возникновение такого рода структур, как правило, тесно связано с существованием и деятельностью на их территориях носителей открытых культур, обеспечивающих равновесие эволюционного развития» [Арутюнова-Фиданян В.А. Армяно-византийская контактная зона. С. 154]. Иными словами, «контактная зона» — это не зона контакта, но место возникновения феноменов, являющихся результатом не просто сосуществования и взаимовлияния, но взаимопроникновения культур.
Источниковедческие исследования вывели на историко-географическую проблематику и сотрудников Отдела сравнительного изучения древних цивилизаций. Комплексное археологическое изучение крупного регионального центра древней Анатолии, города Келены — Апамеи Фригийской, сопровождалось постановкой целого ряда историко-географических проблем, связанных с топографией города и его окрестностей. В настоящее время данная проблематика углубленно разрабатывается в рамках проекта под руководством А.И. Иванчика «Келены / Апамея Киботос (Южная Фригия) и ее округа: Исследование пространственной организации и создание геоинформационной системы» (проект РФФИ № 13-06-00746). Подготовка перевода древнегреческого анонимного сочинения I в. н.э. «Перипл Эритрейского моря» переросла в историко-географическое исследование истории сложения единого пространства торгового и некоммерческого обмена в акватории Красного моря, Персидского залива и Индийского океана [Бухарин М.Д. Неизвестного автора «Перипл Эритрейского моря»: Текст, перевод, комментарий, исследования. СПб., 2007]. Изучение письменных и археологических источников об Аравии позволило проследить зарождение и развитие караванной торговли на полуострове и реконструировать сеть трансаравийских путей, известных как «Путь благовоний» [Бухарин М.Д. Аравия, Восточная Африка и Средиземноморье: Торговые и историко-культурные связи. М., 2009]. А исследование источников по истории архаической и классической Греции привело к постановке редкого в практике исторических штудий вопроса о климатическом фоне цивилизации, выведя, таким образом, исследование в междисциплинарную область изучения истории окружающей среды (environmental studies) [Карпюк С.Г. Климат и география в человеческом измерении (архаическая и классическая Греция). М., 2010].
Центр исторической географии и картографии ИВИ РАН во многом продолжает развивать это направление историко-географических исследований, тесно связанных с вопросами источниковедения. Так, на завершающей стадии находится подготовка монографии И.Г. Коноваловой «Восточная Европа на картах ал-Идриси», где исследуются сведения о Древней Руси, Среднем и Нижнем Поволжье, Северном Кавказе, Восточной Прибалтике и Северном Причерноморье, содержащиеся на карте в составе сочинения выдающегося арабского географа середины XII в. ал-Идриси «Отрада страстно желающего пересечь мир». Публикация соответствующих фрагментов карт ал-Идриси позволит исследовать принципиально важный для изучения средневековых карт (не только мусульманских, но и принадлежащих иным культурным традициям) вопрос о роли и особенностях картографического способа презентации информации в формировании пространственных представлений об окружающем мире [Коновалова И.Г. Карта в историко-географическом исследовании // Вспомогательные исторические дисциплины в современном научном знании. Материалы XXV Международной науч. конф. Москва, 31 января – 2 февраля 2013 г. М., 2013. Ч. I. С. 87–95].
Недавно в центре закончен проект «Историко-географические реконструкции в контексте источниковедения и специальных исторических дисциплин» [Работа выполнена в рамках проекта РГНФ (№ 12-01-00098а, руководитель — И.Г. Коновалова)], главной задачей которого являлась разработка технологии поиска, обработки и оценки информации из различных типов нарративных источников с целью получения новых знаний в области исторической географии. Особенностью проекта стало соединение методов классического исторического источниковедения с методами пространственного анализа и когнитивной географии, что позволило по-новому раскрыть информационный потенциал источников. В качестве объекта исследования были выбраны несколько групп средневековых источников, каждой из которых присущи особые способы отражения исторического пространства: различные виды географических сочинений (включающие и картографический материал), памятники декретального права, писцовые книги. Их сравнительный анализ способствовал установлению характерных для данных видов источников форм описания пространственных связей; выявлению опорных точек ментальной карты авторов источников и применяемого ими для описания окружающей среды категориального аппарата; определению особенностей образно-географической характеристики объектов, присущей тому или иному виду источников; раскрытию специфики использования пространственных представлений в различных сферах человеческой деятельности [Казбекова Е.В. Пространственный аспект в кодикологических исследованиях списков “Novae constitutionеs” папы Иннокентия IV XIII–XVI вв. // Проблемы дипломатики, кодикологии и актовой археографии. Материалы XXIV Международной научной конференции. Москва, 2-3 февраля 2012 г. / Отв. ред. Ю.Э. Шустова. М., 2012. С. 334–337; Коновалова И.Г. Политическая география на средневековых исламских картах // Интеллектуальные традиции в прошлом и настоящем (Исследования и переводы) / Сост. и общ. ред. М.С. Петровой. М., 2012. С. 115–126; Фролов А.А. Административная система центральных районов Новгородской земли в X – начале XVII в. в контексте истории территориальных юрисдикций // Историческая география / Отв. ред. И.Г. Коновалова. М., 2012. Т. 1. С. 110–154]. 
Для изучения средневековых источников в центре исторической географии и картографии применяются в том числе современные геоинформационные технологии (ГИС). В основном они используются как рабочий инструмент при анализе историко-географических микрорегиональных сюжетов [Фролов А.А. Волости Буйцы и Лопастицы: опыт соотнесения топонимов обыскной книги 1562 г. со сведениями письма 1495–1496 гг. и проблема «домосковского» земельного кадастра // Очерки феодальной России / Под ред. С.Н. Кистерева. М., 2013. Вып. 16. С. 153-201; Фролов А.А. Новые материалы по средневековой исторической географии земель Ржевы Володимеровой // Вестник Тверского госуниверситета. 2013. №22. Серия: История. Вып. 3. С. 55-86; Фролов А.А. Новые материалы по средневековой исторической географии земель Ржевы Володимеровой (Окончание) // Вестник Тверского государственного университета. 2013. №35. Серия: История. Вып. 4. С. 77-89]. В 2013-2015 гг. в центре выполнялись два ГИС-проекта (руководитель обоих — А.А. Фролов): «Новгородские писцовые книги XVI в. — источник по истории земельного кадастра Русского государства» [В рамках проекта РГНФ (№ 13-01-00122а)] и «Источники по исторической географии Бежецкого Верха» [В рамках проекта РГНФ (№ 13-01-12011в)]. Если первый использовался как инструмент для источниковедческого исследования, то второй предназначен для публикации в интернете как средство, полезное относительно широкому кругу заинтересованных пользователей в качестве справочной информационной системы.
Институализация историко-географического направления исследований в ИВИ РАН потребовала внимания к теоретическим и методическим вопросам исторической географии [Коновалова И.Г. Историческая география в исследовательском поле исторической науки // Историческая география: Пространство человека vs Человек в пространстве: Материалы XXIII Международной науч. конф. Москва, 27–29 января 2011 г. М., 2011. С. 22–30; Коновалова И.Г. Историческая география на междисциплинарных перекрестках // Историческая география / Отв. ред. И.Г. Коновалова. М., 2012. Т. 1. С. 8–19; Коновалова И.Г. Историческая география как поле для междисциплинарности: теория и практика // Вопросы исторической географии / Отв. ред. В.М. Котляков, В.Н. Стрелецкий. М., 2013. С. 15-28; Фролов А.А. Геоинформационные технологии в современных историко-географических исследованиях отечественных историков // Вопросы исторической географии / Отв. ред. В.М. Котляков, В.Н. Стрелецкий. М., 2013. С. 447-458], а также способствовала появлению продолжающегося издания — сборника «Историческая география», первый том которого вышел в конце 2012 г., а второй в начале 2014 г. [Историческая география / Отв. ред. И.Г. Коновалова. М., 2012. Т. 1; Историческая география / Отв. ред. И.Г. Коновалова. М., 2014. Т. 2]. Целями сборника являются активизация историко-географических исследований в России, стимулирование дискуссий по теоретическим и методическим проблемам исторической географии, обсуждение проблем преподавания исторической географии, консолидация профессионального сообщества ученых разных специальностей, занимающихся историко-географическими исследованиями. География авторов вышедших томов достаточно широка, это сотрудники различных центров ИВИ РАН, Института археологии РАН, Санкт-Петербургского института истории РАН, Института истории естествознания и техники РАН, Института научной информации по общественным наукам РАН, НИИ природного и культурного наследия им. Д.С. Лихачева, МГУ им. М.В. Ломоносова, Тюменского и Ставропольского государственных университетов, Государственного исторического музея, Государственного музея Востока, Российского государственного архива древних актов, а также зарубежные научные центры США и Финляндии.
Еще один проект, выполненный в последние годы в центре исторической географии — «Геокартографическая концептуализация государственного пространства: От Средних веков до Новейшего времени» (руководитель — И.Г. Коновалова) [По программе ОИФН РАН «Нации и государство в мировой истории»]. Это междисциплинарное исследование, посвященное историко-географическому аспекту государственности, а именно представлениям о государственной территории и ее административном делении, существовавшим в разных регионах Евразии в Средние века, Новое и Новейшее время. Необходимость проблематизации представлений о государственной территории связана с тем, что на современном этапе развития исторической науки привычный исследовательский формат «национальных историй» — а с ними и «национально-государственных территорий» — все больше уступает место изучению общих для целых регионов социально-экономических, политических, идеологических и культурных феноменов (к примеру, имперских и колониальных), развитие и взаимодействие которых придает системный характер историческому процессу. Проект был нацелен на выявление способов концептуализации государственного пространства [Коновалова И.Г. Политическая география на средневековых исламских картах // Интеллектуальные традиции в прошлом и настоящем (Исследования и переводы) / Сост. и общ. ред. М.С. Петровой. М., 2012. С. 115–126]; их этнокультурной и исторической специфики; инструментального значения историко-географических представлений и мифов и их практического использования в политических целях [Улунян Ар.А. Проблема геопространственных конструктов в современном публичном и академическом дискурсе Эстонии // Историческая география / Отв. ред. И.Г. Коновалова. М., 2012. Т. 1. С. 302–343; Улунян Ар.А. Общенациональный турецкий дискурс «геоисторического конструирования» во внешнеполитической мысли современной Турции // Историческая география / Отв. ред. И.Г. Коновалова. М., 2014. Т. 2. С. 389-435].
Рассмотренные выше вопросы исторической географии, разрабатываемые в Институте всеобщей истории РАН, показывают, как через совершенствование источниковедческих методик можно ставить и решать историко-географические проблемы, выходя в область междисциплинарных исследований пространства. Именно на этом направлении, как нам представляется, следует искать общую почву для сближения двух историко-географических дискурсов, сформировавшихся в отечественной науке в рамках исторического и географического сообществ, и развивать плодотворное сотрудничество между ними.

БИБЛИОГРАФИЯ

Арутюнова-Фиданян В.А. Армения и Византия в VII в.: синтезная контактная зона // Византийский временник. 2002. Т. 61 (86). С. 58–60.
Арутюнова-Фиданян В.А. Армяно-византийская контактная зона (X–XI вв.). Результаты взаимодействия культур. М., 1994.
Арутюнова-Фиданян В.А. К вопросу о синхронизации основных составляющих синтезной контактной зоны (X–XI вв.) // Висы дружбы: Сборник статей в честь Т.Н. Джаксон / Под ред. Н.Ю. Гвоздецкой, И.Г. Коноваловой, Е.А. Мельниковой, А.В. Подосинова. М., 2011. С. 26–34.
Арутюнова-Фиданян В.А. Повествование о делах армянских. VII век. Источник и время. М., 2004.
Арутюнова-Фиданян В.А. ΧΩΡΑ и ΧΩΡΟΠΟΛΙΣ в «Кавказском досье» Константина Багрянородного // Gaudeamus igitur: Сборник статей к 60-летию А.В. Подосинова / Под ред. Т.Н. Джаксон, И.Г. Коноваловой, Г.Р. Цецхладзе. М., 2010. С. 49–58.
Бедаш Ю. Пространство как проблема постметафизической философии // Топос: Философско-культурологический журнал. 2009. № 1 (21). С. 94–113.
Бухарин М.Д. Аравия, Восточная Африка и Средиземноморье: Торговые и историко-культурные связи. М., 2009.
Бухарин М.Д. Неизвестного автора «Перипл Эритрейского моря»: Текст, перевод, комментарий, исследования. СПб., 2007.
Верлен Б. Общество, действие, пространство. Альтернативная социальная география // Социологическое обозрение. 2001. Т. 1. № 2. С. 26–47.
Восточная Европа в древности и средневековье: Контакты, зоны контактов и контактные зоны. XI Чтения памяти чл.-корр. АН СССР В.Т. Пашуто. Москва, 14–16 апреля 1999 г. Материалы к конференции. М., 1999.
Глазырина Г.В. Исландские викингские саги о Северной Руси: Тексты, перевод, комментарий. М., 1996.
Джаксон Т.Н. «Восточная часть мира»: Ментальная карта средневекового скандинава // Вестник Российского гуманитарного научного фонда. 1997. № 3. С. 62–66.
Джаксон Т.Н. Ориентационные принципы организации пространства в картине мира средневекового скандинава // Одиссей: Человек в истории. 1994. М., 1994. С. 54–64.
Джаксон Т.Н. «Пути» в картине мира средневековых скандинавов // Stratum plus. Культурная антропология и археология. 2005–2009. № 5: Русское время. С. 524–528.
Джаксон Т.Н. Русский Север в древнескандинавских сагах // Культура Русского Севера. Л., 1988.
Джаксон Т.Н. Этот таинственный и загадочный Бьярмаланд // Отечество: Краеведческий альманах. М., 2000. С. 87–102.
Джаксон Т.Н. Austr í Görđum: Древнерусские топонимы в древнескандинавских источниках. М., 2001. Джаксон Т.Н., Калинина Т.М., Коновалова И.Г., Подосинов А.В. «Русская река»: Речные пути Восточной Европы в античной и средневековой географии. М., 2007.
Джаксон Т.Н., Коновалова И.Г., Подосинов А.В. Imagines mundi: Античность и средневековье. М., 2013.
Джаксон Т.Н., Подосинов А.В. Норвегия глазами древних скандинавов: К вопросу о специфике древнескандинавской ориентации по странам света // Другие средние века: К 75-летию А.Я.Гуревича. М., СПб., 2000. С. 113–132.
Древнейшие государства Восточной Европы. 2003 год: Мнимые реальности в античных и средневековых текстах / Отв. ред. тома Т.Н. Джаксон. М., 2005.
Древнейшие государства Восточной Европы. 2006 год: Пространство и время в средневековых текстах / Отв. ред. тома Г.В. Глазырина. М., 2010.
Древнейшие государства Восточной Европы. 2009 год: Трансконтинентальные и локальные пути как социокультурный феномен / Отв. ред. тома Т.Н. Джаксон. М., 2010.
Историческая география / Отв. ред. И.Г. Коновалова. М., 2012. Т. 1.
Казбекова Е.В. Пространственный аспект в кодикологических исследованиях списков “Novae constitutionеs” папы Иннокентия IV XIII–XVI вв. // Проблемы дипломатики, кодикологии и актовой археографии. Материалы XXIV Международной научной конференции. Москва, 2-3 февраля 2012 г. / Отв. ред. Ю.Э. Шустова. М., 2012. С. 334–337.
Карпюк С.Г. Климат и география в человеческом измерении (архаическая и классическая Греция). М., 2010.
Коновалова И.Г. Волго-Донской путь в арабской географии XII в. // Хазарский альманах. Киев; Харьков, 2007. Т. 6. С. 133–139.
Коновалова И.Г. Восточная Европа в сочинениях арабских географов XIII–XIV вв.: Текст, перевод, комментарий. М., 2009.
Коновалова И.Г. Днепр как путь на восток // Gaudeamus igitur: Сборник статей к 60-летию А.В.Подосинова / Под ред. Т.Н.Джаксон, И.Г.Коноваловой, Г.Р.Цецхладзе. М., 2010. С. 217–224.
Коновалова И.Г. Историческая география в исследовательском поле исторической науки // Историческая география: Пространство человека vs Человек в пространстве: Материалы XXIII Международной науч. конф. Москва, 27–29 января 2011 г. М., 2011. С. 22–30.
Коновалова И.Г. Историческая география как поле для междисциплинарности: теория и практика // Вопросы исторической географии / Отв. ред. В.Н. Стрелецкий. М., 2013. С. 15-28. 
Коновалова И.Г. Историческая география на междисциплинарных перекрестках // Историческая география / Отв. ред. И.Г. Коновалова. М., 2012. Т. 1. С. 8–19.
Коновалова И.Г. Историческая география после «пространственного поворота»: Ключевая проблематика и исследовательские практики // Территория и население стран и континентов: История и современность. Материалы симпозиума с международным участием по исторической демографии и исторической географии. Ульяновск, июнь 2015 г. / Под ред. С.А. Прокопенко. Ульяновск, 2015. С. 18–26.
Коновалова И.Г. Карта в историко-географическом исследовании // Вспомогательные исторические дисциплины в современном научном знании. Материалы XXV Международной науч. конф. Москва, 31 января – 2 февраля 2013 г. М., 2013. Ч. I. С. 87–95.
Коновалова И.Г. «Остров русов» как географический образ // Исторический вестник. 2012. № 1. С. 42–53.
Коновалова И.Г. Политическая география на средневековых исламских картах // Интеллектуальные традиции в прошлом и настоящем (Исследования и переводы) / Сост. и общ. ред. М.С. Петровой. М., 2012. С. 115–126.
Коновалова И.Г. Пути купцов-русов: Торговля и политика // Электронный научно-образовательный журнал «История». М., 2012. Вып. 5 (13). М., 2012. С. 130–164 (http://mes.igh.ru).
Коновалова И.Г. Топоним как концепт // Одиссей: Человек в истории. 2007: История как игра метафор: Метафоры истории, общества и политики. М., 2007. С. 212–225.
Коновалова И.Г. Топоним как способ освоения пространства: «Русская река» ал-Идриси // Интеллектуальные традиции Античности и Средних веков (Исследования и переводы), М., 2010. С. 377–412.
Лазарев А.В. Городское пространство Парижа XV – первой половины XVII века глазами современников. Автореф. дисс. … канд. ист. наук. М., 2011.
Лазарев А.В. Ментальные карты Парижа XVI в.: Восприятие городского пространства // Средние века: Исследования по истории Средневековья и раннего Нового времени. 2009. Вып. 70 (4). С. 63–94.
Мельникова Е.А. Балтийская система коммуникаций в I тысячелетии н.э. // Древнейшие государства Восточной Европы. 2009 год: Трансконтинентальные и локальные пути как социокультурный феномен / Отв. ред. тома Т.Н. Джаксон. М., 2010. С. 43–57.
Мельникова Е.А. Древнескандинавские географические сочинения: Текст, перевод, комментарий. М., 1986.
Мельникова Е.А. «Исторический источник неисчерпаем»: К 40-летию школы В.Т. Пашуто // Средние века. М., 2008. Вып. 69 (3). С. 9–45.
Мельникова Е.А. Пространственная ориентация в «Повести временных лет» // Древнейшие государства Восточной Европы. 2006 год: Пространство и время в средневековых текстах / Отв. ред. тома Г.В. Глазырина. М., 2010. С. 73–94.
Мельникова Е.А. Пути в структуре ментальной карты составителя «Повести временных лет» // Древнейшие государства Восточной Европы. 2009 год: Трансконтинентальные и локальные пути как социокультурный феномен / Отв. ред. тома Т.Н. Джаксон. М., 2010. С. 318–344.
Подосинов А.В. Время и пространство в архаической картине мира // Интеллектуальные традиции Античности и Средних веков (Исследования и переводы). М., 2009. С. 362–376.
Подосинов А.В. Проблемы исторической географии Восточной Европы (античность и раннее средневековье). Lewiston; Queenston; Lampeter, 2000.
Подосинов А.В. Пространственные представления тюрков // Туран на старинных картах: Образ пространства — Пространство образов. Алматы; М., 2008. С. 58–65.
Подосинов А.В. Ex Oriente lux! Ориентация по странам света в архаических культурах Евразии. М., 1999.Топос: Философско-культурологический журнал. 2011. № 1.
Трубина Е.Г. Поворот к пространству: Междисциплинарное движение и сложности его популяризации // Политическая концептология. 2011. № 4. С. 34–49.
Улунян Ар.А. Новая политическая география. Переформатируя Евразию. Историзированные зарубежные геоконцепты. Конец XX – начало XXI в. М., 2009.
Фролов А.А. Административная система центральных районов Новгородской земли в X – начале XVII в. в контексте истории территориальных юрисдикций // Историческая география / Отв. ред. И.Г. Коновалова. М., 2012. Т. 1. С. 110–154.
Фролов А.А. Волости Буйцы и Лопастицы: опыт соотнесения топонимов обыскной книги 1562 г. со сведениями письма 1495–1496 гг. и проблема «домосковского» земельного кадастра // Очерки феодальной России / Под ред. С.Н. Кистерева. М., 2013. Вып. 16. С. 153-201. 
Фролов А.А. Геоинформационные технологии в современных историко-географических исследованиях отечественных историков // Вопросы исторической географии / Отв. ред. В.Н. Стрелецкий. М., 2013 С. 447-458.
Фролов А.А. Новые материалы по средневековой исторической географии земель Ржевы Володимеровой // Вестник Тверского госуниверситета. 2013. №22. Серия: История. Вып. 3. С. 55-86.
Фролов А.А. Новые материалы по средневековой исторической географии земель Ржевы Володимеровой (Окончание) // Вестник Тверского государственного университета. 2013. №35. Серия: История. Вып. 4. С. 77-89.
XV. International Conference of Historical Geographers. 6.–10.8.2012, Prague, Czechia. Charles University in Prague, Faculty of Science. Book of Abstracts / Ed. P. Chromý, Z. Kučera, L. Jeleček, D. Fialová. Praha, 2012.
Anderson J., Adey P., Bevan P. Positioning place: polylogic approaches to research methodology // Qualitative Research. 2010. Vol. 10 (5). P. 589–604.
Arias S. Rethinking space: an outsider’s view of the spatial turn // GeoJournal. 2010. Vol. 75. P. 29–41.
Ethington Ph.J. Placing the Past: ‘Groundwork’ for a Spatial Theory of History // Rethinking History. 2007. Vol. 11. No. 4. P. 465–493.
Finnegan D.A. The Spatial Turn: Geographical Approaches in the History of Science // Journal of the History of Biology. 2008. Vol. 41. P. 369–388.
Geographies of Science / Ed. by P. Meusburger, D.N. Livingstone, H. Jöns. Heidelberg, 2010.
Gerber H. Remembering and Imagining Palestine: Identity and Nationalism from the Crusades to the Present. New York, 2008.
Inden R. Imagining India. Cambridge, Mass., 1990.
Livingstone D. Putting Science in its Place: Geographies of Scientific Knowledge. Chicago, 2003.
Locating Southeast Asia: Geographies of Knowledge and Politics of Space / Ed. by Paul H. Kratoska, Remco Raben, and Henk Schulte Nordholt. Singapore, 2005.
Morrissey J., Nally D., Strohmayer U., Whelan Y. Key Concepts in Historical Geography. London, 2012.
Naylor S. Historical geographies of science: Places, contexts, cartographies // British Journal for the History of Science. 2005. Vol. 38. P. 1–12.
Neumann I.B. Uses of the Other: “The East” in European Identity Formation. Minnesota, 1998.
Powell R.C. Geographies of science: histories, localities, practices, futures // Progress in Human Geography. 2007. Vol. 31. No. 3. P. 309–329.
Proceedings of the 14th International Conference of Historical Geographers, Kyoto 2009 / Ed. by A. Kinda, T. Komeie, S. Minamide, T. Mizoguchi, K. Uesugi. Kyoto, 2010.
Raj K. Relocating Modern Science: Circulation and the Construction of Knowledge in South Asia and Europe, 1650–1900. Hampshire, 2007.
Said E.W. Orientalism: Western Conceptions of the Orient. New York, 1978.
Space, Place, and Power in Modern Russia: Essays in the New Spatial History / Ed. by Marc Bassin, Christopher Ely and Melissa K. Stockdale. DeKalb. IL, 2010.
Spatial Turn: Das Raumparadigma in den Kultur- und Sozialwissenschaften / Hg. von J. Döring, T. Thielmann. Bielefeld, 2008.
The Spatial Turn: Interdisciplinary perspectives / Ed. by B. Warf, S. Aries. London, New York, 2009.
Todorova M. Imagining the Balkans. New York, 1997.
Withers Ch.W.J. Place and the Spatial Turn in Geography and History // Journal of the History of Ideas. 2009. Vol. 70. № 4. P. 637–658.
Wolff L. Inventing Eastern Europe: The Map of Civilization on the Mind of the Enlightenment. Stanford, 1994.



первоначальный вариант статьи опубликован: Коновалова И.Г. От источниковедения к исторической географии: опыт Института всеобщей истории РАН // Средние века. 2013. Вып. 74(3-4). С. 8-26.

Связаться с нами

admin@histgeo.ru                                                                                                                             


© А.А. Фролов, 2016-2018